Оборотни против Вампиров

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Оборотни против Вампиров » Архив ненужных вещей » Подземные камеры


Подземные камеры

Сообщений 1 страница 20 из 45

1

Коридор

Подземные камеры

Камера

Подземные камеры

0

2

Храм-->
Спуск скоро кончился, и перед девушкой открылся еще один коридор. В отличии от верхнего, дверей тут было в достатке. Массивные, крепкие, окованные железом, они были серьезным препятствием даже для оборотня. Конечно, у Сэнду был велик соблазн провести девушку через камеру пыток, но это было бы слишком - она и так достаточно напугана. Опускаться до тюремного "Стать. Лицом к стене. Пошел" он не стал. Просто прошел за девушкой, пока последовавший за ним стражник не открыл одну из камер.
- Повернись - Подождав, пока девушка войдет в камеру, произнес инквизитор. После чего освободил ее от наручников. - Твою судьбу решит Кардинал. - После чего дверь закрылась, снаружи лязгнул засов.
Стражник остался сторожить эту дверь. Не из-за того, что существовала возможность побега. Скорее, чтобы девушка сама себе не навредила. Сам Сэнду направился снова вверх - доложить Кардиналу. или хотя бы поставить в известность руководство.
-->Гостиная

Отредактировано Сэнду Копош (2014-02-07 00:11:13)

0

3

Сэнду Копош
Храм-->
Наручники обожгли руки и девушка почувствовала запах палёной кожи, жуткая смесь, если знать, что это твоя кожа. Они долго шли девушка еле переставляла ноги, это всё ещё казалось ей страшным сном, чем-то, что не должно сбыться, не должно так быть, так просто не бывает, она ничего не сделала, за что, за то, что она родилась такой, за что её ведут куда-то, за что её чуть не убили, за что её предали, надломили веру, её стрежень, её силу, просто веру, за что она теперь испытывает боль, ведь она же ничего не сделала, ничего, ничегошеньки, нечестно не может быть.
Они долго шли по коридорам, казалось, что это никогда не кончится, узкие каменные стены, малюсенькие камеры, еле светлое освещение, всё это ужасало и пугало, ей казалось, что инквизиция это пережиток прошлого, что такие камеры давно истратили полезность по окончание средневековья, как же она ошиблась, да она ошиблась во всём, во всём в чём могла, в доброте людей, в искренности в вере в светлую полосу, она поверила, что что-то может, что может попытаться помочь, а даже от людей убежать не смогла, никчёмная.
Волосы опущены на глаза и лишь шаг за шагом возникали перед затуманенными глазами, ничего, кроме каменного пола, каменных стен.
Сэнду остановился. Пришли. Такая же камера, как и остальные, такая же тёмная, жуткая, от которой веяло зарождающимся безумием.
- Повернись
Она покорно повернулась, а что ей ещё оставалось делать, ничего больше она не могла как повиноваться, оставалось надеяться, что тот самый призрачный Кардинал задержит не надолго.
Шаг в камеру раздался глухим эхом от её стен и дверь, лязгнув закрылась, оставив девушку наедине с тишиной, нарушаемой лишь её дыханием. Миша осмотрела руки, они были сильно обожжены и кожа была словно тряпки, словно разорванный кусок желе. Девушка поморщилась и аккаратно провела тонким пальчиком по месту ожога и он медленно зажил, оставив лишь тонкий след и теперь только человек, знающий о том, что произошло мог разглядеть шрам. Мишка ещё немного полюбовалась на своё творение и плюхнлуась на жёсткую деревянную койку у стены камеры. Я хотела порисовать,а теперь фигушки. Мишка выдохнула. А жарко тут однако и душно. Мишель подумала немного и всё же кинула куртку, а за ней на каменный пол полетели Мартинсы, носки и кофта и девушка осталась в одном топике, заменяющим лифчик и красных клетчатых джинсах. А чего терять-то, всё равно никто не видит. Мишаня перекинулась в оборотня, давно уже зверь рвался наружу, вот и выпустила, а то потом и на людной улице перекинусь и опять к ним угожу. И опять тяжёлый вздох и тут девушку осенило.
Кошка подскочила на койке, потом перевернулась на бок в сторону стенки и принялась рисовать, точнее делать рельефный портрет Сэнду когтем.

0

4

Гостиная -->
Докладывать о происшествии, как оказалось, необходимости. Кардиналу все доложили до него. Что не могло не радовать - службы была поставлена хорошо. А вот новый человек, и человек ли, в Инквизиции вызывал вопросы и непонимание. К чему такая таинственность? Что она скрывает? И почему на нее указал компас?
Вопросов было больше, чем ответов. А строить предположения на пустом месте Сэнду не любил. С другой стороны - Кардинал наверняка расскажет все, когда будет представлять нового человека и знакомить его с обязанностями. Да и провести минимальный инструктаж по обращению с оружием, если Лео не умеет им пользоваться, необходимо. Не то, чтобы близкой была перспектива самой охотиться на нелюдь, а просто для самообороны и безопасности. С этими мыслями он спустился на уровень старых казематов. Отпустив все так же стоящего у двери охранника, он прислушался - из камеры не доносилось никаких громких звуков. Что же, так даже лучше. Лязгнул, открываясь, засов - эхо в длинным коридоре было еще то.
- Мишель, Кардинал поговорит с вами позже - Одновременно с этим парень осматривал комнату. И только потом взгляд скользнул по стене.

Отредактировано Сэнду Копош (2014-02-15 20:40:26)

0

5

Сэнду Копош
Миша рисовала и ей было как-то фиолетово кто ходит и зачем, она рисовала, а когда она рисовала то следовала девизу "Пошли все лесом далеко и надолго" и даже может быть Кардинал, хотя она не была так уверена не сможет отвлечь её от выскребания на стене Сэндувой рожи.
Контуры лица были чёткие и строгие и словно ухмыляющиеся, но не терпящие возражений. Зато по выражению его лица было сложно что-то понять, казалось он улыбается, рад, а казалось, что пытается заманить в ловушку. Волосы закрывали черты лица, словно прятали его настоящую сущность и часть его ухмылки, а глаза словно кричали о том что он обманщик, чуть сощуренные и пусть улыбка чуть играла на лице, но выражения глаз она совсем не затронула, казалось, что его глаза не умеют улыбаться, они умеют только врать. Таким его видела Мишель, таким они хотела его передать, показать другим, описать его сущность, предостеречь, если с этим типом, сидящая здесь нелюдь ещё не встречалась.
Миша осторожно осмотрела рисунок и подула на него, аккуратно сдувая лишний песок с камня. Вдруг послышались гулкие шаги в сторону камеры, а Мише не хотелось, чтобы её застали в таком, гм виде. Она быстро перекинулась и натянула на себя одежду.
-Вот и его нахальная рожица.
Мурлыкнула девушка и улыбнулась, портрет получился на славу, и вдруг, снова этот железный лязг, режущий уши и в камеру вошёл самый неприятный тип, которого она могла только пожелать не видеть в данный момент.
Мишка перекатилась и села, перед Сэнду оказалась девушка в одном топике, больше похожим на лиф и в джинсах, весело болтающую ногами в воздухе.
-А чего это на вы с нечистью, а? То нос при моём виде морщишь, а теперь на вы. Ладно, я поняла теперь можешь идти, не утруждай себя, бедненький болтовнёй с нелюдью и не надо так руку выставлять, я не кусаюсь, по крайней мере склизских змей не предпочитаю.
Девушка ещё раз окинула стену и смахнула рукой ещё пыль.
-Нравится? Ехидно поинтересовалась девушка, наклонив голову на бок и наблюдая за движениями и поведениями Сэнду, хотя на его вечно холодном и лживом лице редко что можно было разобрать.
-По памяти я рисую плохо, точность гарантировать не могу, но зато выражение лица получилось точное, прямо твоя лживая мордашка.
Не понятно на что рассчитывала девушка, но злить инквизитора ей нравилось, а то она совсем заскучала в четырёх стенах, а тут такооооое развлечение.

Отредактировано Мишель Фернандес (2014-02-15 20:33:11)

0

6

Девушка при этом сидела немного напряженная. Словно ее застали за делом, порочащим ее честь. Увидев изображение на стене, которое явно нельзя сделать обычными руками, при условии отсутствии в камере инструментов, парень замер. Все-таки компас в порядке. Ведь только когти могли сделать такое. Да и показательная бравада и наглость явно прятали страх. С этой стороны все понятно - завели, бросили в подвал, и никаких связей с внешним миром. Вряд ли мобильная связь сможет сюда пробиться - Сэнду сам проверял как-то - мобильные телефоны тут теряют сеть. Ведь обыскивать девушку никто не стал.
- Почему на "вы"? -  Инквизитор улыбнулся. - Просто тогда мы общались как простые... Люди. А теперь это официальное заявления от лица Святой Инквизиции. - Этого должно быть вполне достаточно. Боковым зрением наблюдая за Мишель, он посмотрел на свой портрет.
Да, я редко разговариваю с нелюдью, ты права. - развернувшись к ней, весьма резко продолжил. - Обычно она умирает раньше, чем сможет открыть рот. - Почему я должен говорить с тем, кто на протяжении веков убивал мою семью и простых людей? - Считай, что тебе повезло. Если на тебе нет крови, тебя просто отпустят, и будут следить, если разрешат остаться в городе. - Было заметно, что такое отношение к нелюди не очень нравилось молодому человеку. его воспитывали для убийства, а не дипломатии. Хоть он и учился на священника, все ограничения и заповеди он переносил только на людей. Оборотни, и тем более вампиры, подлежали уничтожению.
- Вполне может быть творчество "мерзкий инквизитор глазами невинного оборотня. - Сэнду улыбнулся. но после следующая фраза убрала улыбку. - Лживая мордашка? А вы, своей нечестивой магией заманивающие невинных людей в логова ради их крови и душ, вы лучше? - Сэнду выдохнул, пытаясь успокоиться, и замолк, читая про себя молитву. Нельзя ненавидеть. Ненавидеть - значит, признать их право существовать. - Хочешь, могу принести информацию, сколько человек погибает за год от когтей и зубов нелюди? Думаю, тебе будет интересно. А потом проведу тебя по их родным, и ты попросишь прощения! Вижу, что не хочешь. - Сэнду стал собой - охотником, целью которого была защита людей, которые не подозревают о угрозе. - Да, ты смотрела фильм "Ван Хелсинг"? Начало так как раз про таких, как мы. Бездушных убийцах.
Он отступил назад, готовясь закрыть дверь и оставить девушку на милость Кардинала. О еде он распорядился раньше - с голоду она не умрет.

0

7

Сэнду Копош
-А теперь это официальное заявления от лица Святой Инквизиции. Мишка улыбнулась.
-Чтож, ясненько. Мишель лениво потянулась и вновь осмотрела ледяную рожу Сэнду. Вот он хоть когда-нибудь улыбается, даже иногда закрадывается предположение, что он робот, марионетка в чужих руках, наверное все инквизиторы такие, и если меня от него воротит, то долго в этом месте я находится не смогу, жутко здесь и противно. Девушка вновь осмотрела рисунок, наблюдая за напряжённым взглядом инквизитора, и услышав слова про нелюдь и про то что она везунчик улыбнулась.
-Ну давай будем считать так. Мне просто повезло, что меня не убил не за что инквизитор. Девушка принялась пальчиком убирать несуществующую пыль и медленно очерчивать контуры лица Сэнду, но то что он произнёс, заставило её чуть ли не подскочить на месте и от изумления глаза девушки стали ещё больше и казалось ещё сильнее почернели.
-Если на тебе нет крови, тебя просто отпустят, и будут следить, если разрешат остаться в городе.
Мишка недоумённо смотрела на парня.
-Тебя что кардинал уронил, а ты на голову приземлился?
Девушка вообще не понимала о чём он говорит.
-Какая к чёрту кровь, теперь что мне нельзя остаться в городе, потому что я такой родилась? А я думала инквизиция революционирует, а кажись нет, вот всё также всех жечь и убивать готовы без повода.
Ух ты улыбнулся, ну вот прогресс! Мишка улыбнулась в ответ, но потом инквизитора опять унесло не в ту степь и он начал свои разглагольствования, а что оставалось девушке? Она уже не удивлялась, она лишь прислонилась к холодной стене и понимающе кивая, слушала бред инквизитора.
-Не знаю, но вроде тебя в детстве вниз головой частооо роняли. И тем более какая магия, ты о чём вообще? Какие ловушки, мы людей не едим, ты нас вроде с вампирами спутал. Лично мне ни кровь ни душа людей не нужны, своей хватает и больше не надо. Тем более Мишка уже порядком разозлилась и встав медленно направилась в сторону инквизитора. В фильме Ван-Хельсинг, если помнишь, фигурировали вампиры, а вот оборотни на заднем плане, тем более обортнем был невинный парень, подчинявшийся вампиру, который ничегошеньки не мог с собой поделать, поэтому будь добр не переиначивай и веди себя, как подобает инквизиции, а не как полоумный охотник, начитавшийся романов про вампиров.
Миша стояла напротив него, приподняв голову и смотря ему в глаза, своими почти золотыми, которые прожигали не хуже расплавленного золота, которое разлилось в её зрачках. Она выдохнула и успокоилась, а Сэнду пятился к двери, он видимо просто собирался уйти, но выглядело это сродни побегу и Мишке ой ёй ёй как это нравилось!

0

8

Оборотень явно не осознавала своего положения. Что же, может, это и к лучшему. Или она просто очень испугалась, и за показательной наглостью скрывался страх. Такое тоже бывало.
- Ни за что? Прямо невинность во плоти? - Инквизитор иронично усмехнулся. - Невинный оборотень - это так нелепо, как и праведный демон. Хотя, может по вашим - выделив интонацией последнее слово - законам убийство не считается преступлением.
Похоже, от всего пережитого девушку просто "понесло". Или, как любит говорить молодежь, "снесло чердак". Иначе как можно объяснить ее последующие угрозы  и обвинения? Только тем, что существо, человеком ее назвать инквизитор просто не мог, было совершенно неадекватно в этой ситуации. Интересно, она отдает себе отчет в том, чем это может для нее закончиться? Ведь эти условия, для большинство, покажутся номером-люкс по сравнению с пыточной или камерой с серебряными цепями? Нет, на цельносеребряные цепи Инквизиция не тратилась - хватало и напыления на внутренних поверхностях и оплетание серебряной нитью звеньев, чтобы не перегрызли. Случаи бывали.
А Мишель перешла в агрессивное наступление, явно перепутав что-то. Интересно, а оборотни бешенством болеют, они же наполовину звери? Раньше как-то эта проблема не вставала, а тут - большинство косвенных признаков, только пена изо рта не идет. Еще одной чертой была "водобоязнь". Что поделать Сэнду не был ни доктором, ни ветеринаром, и основывался только на общедоступной информации. А в камере пыток как раз стояла большая бочка с проточной холодной водой. Похоже, это отразилось в его взгляде, так как Мишель остановилась.
- В принципе, я имел ввиду самое начало фильма. Когда самого Ван Хелсинга разыскивают, как убийцу. - Повезло, что наручники он не отдал охране. - А все оборотни прямо такие невинные? Чтобы ты знала, не одно поколение моих предков уничтожала угрозу роду людскому от нелюди. - После этих слов он бросил девушке знакомые ей наручники. - Пойдем - Тон, которым это было сказано, явно обещал не прогулку к выходу и отпускание на свободу с извинениями.
--> Камера пыток

+1

9

Необычному эскорту так или иначе везло. Они пробрались по залам и коридорам без лишних трудов. Служители и охрана то ли находились в этот момент в других коридорах то ли временно сидели по своим койкам. Забавно... Израненный оборотень словно из глубин войны в одних штанах вел вампира в камеры заключения. При чем вампир то бывший глава инквизиции. Деметрий. Это не справедливо. Все происходит как то неправильно. По сути все ведь должно происходить наоборот. Чудовища это бред. Инквизиция это тоже бред. Важны только ты и твои действия. И именно каждый должен так считать. Это мысль либо Анархии... Либо самой свободы.
Решимость наполнила помыслы Романа. А тем временем их на пути остановил стражник камер. По виду было понятно что он знал свое дело на совесть. Не удивлюсь если он даже служил при Деметрии. Но похоже он знал что с ним произошло. По крайней мере знал что тот теперь не его начальство. Увидев странную парочку он положил одну ладонь на внушительный револьвер а вторую на рукоять серебреного освященного меча.
-А ну ка стойте нечисть. Куда это вы идете. Вам сюда нельзя. Прошу прощение за это. Последнее он сказал Деметрию. Хотя сам был привычно напряжен и готов к скоротечным действиям. По крайней мере по глазам было заметно что он догадывался что Роман то точно нечисть.
-А чего плохого? Мы идем в камеры ведомые Кардиналом уважаемой Алессией. Такого типа разговора от нечисти стражник не ожидал. Но тоже ответил разумно.
-Тогда стоим тут и ждем её. Или других служивых которые возьмут вас в оборот...
Сказал это и все ожидали где то минуту. Или две. Или пять. Все в атмосфере напряженности. Вампиры к примеру умели не замечать время и стоять на месте целые недели. Хотя это Деметрий в нем было еще полно человеческого что ранее приметил Роман. Сам же Роман был охотником. Выжидать "дичь" и подходящее время для него тоже привычно. Интересно что служивый тоже стоял непоколебимо. Привыкший ожидать и верить на столько что даже руки не дрожали. Но вот появилась Кардинал. Стражник качнул головой и позволил идти. Интересно они тут вообще кого то держат? В уме всплыла повстречавшаяся новообращенная вампирша которая в отличии от Деметрия упивалась кровью без каких либо сожалений убивая кого угодно. Молодых девушек, парней. Но Роман не смог её обучить так как явился её сир. Хотя чудо оборотень и не стремился её обучать.
Пройдя к нескольким в ряд проходам в сами камеры Роман остановился в ожидании указаний Кардинала. Замечая ранения Деметрия всех спросил.
-Эм. Ты в порядке? Залечится само?
Когда подошла Кардинал без замедления обратился к ней.
-Мх... К стати извиняюсь но мне тоже не помешало бы срочный отдых. Позволь мне разделить одну из этих райских комнат с арестантом. Я благотворно на него повлияю и к тому же мы друг друга не привлекаем как пища. А на комфорт мне все равно. Разве что только нужна вода и скрывающая меня одежда в обличье самого оборотня. Все это Роман говорил так легко и вкрадчиво словно его просьбы должны будут исполнить в любом случае! В этом был какой то шарм. Но Кардинал этим бы могла и вправду рискнуть. Она до сих пор не знала мотивов оборотня. Точнее не очень то и доверяла им. А вдруг заговор?!
-Эм... К стати вам бы то отдохнуть выглядите не лучше меня... Это он конечно пошутил. Но суть была вполне понятна.

Отредактировано ДухРом (2014-04-02 09:14:24)

+2

10

====/ Библиотека Храма.

Дорога казалась бесконечной и тоскливой. Никто из идущих не проронил ни слова, но вряд ли мысли были столь же пусты. Освещённые последними событиями, они безудержно искали ответы на невероятные, мистические вопросы. Иначе и быть не могло, потому что реальность уже не казалась такой реальной.
Вампир и оборотень в сопровождении человека из Святой Инквизиции, у каждого свои мотивы, свои цели и правила, но все трое могли бы оказаться на одной стороне против всего остального жестокого мира. Жизнь - странная штука, смерть - тоже не подарок, но объединившись воедино, они смогли породить таких кровожадных созданий как вампиры, дать им смысл для существования, дать пищу и силы бороться с самими собой во благо остальных.
Это невозможно понять, это не поддаётся логике и мышлению. Чувства, живущие даже в мёртвом сердце, не умирают, продолжая тянуть в бездну, тёмную и глубокую, но приятную. В которой хочется находиться, сжавшись в комочек, бесконечно страдая и бесконечно радуясь. Нет света без тьмы. Нет ненависти без любви.
Движение остановилось, и только тогда Деметрий очнулся от странного оцепенения, поднял алые глаза на охранника, который почему-то извинился, пресекая им путь.
"Ты ещё не привык, что по Храму постоянно бродят вампиры и оборотни? Вот такая у нас политика."
Вслух не сказал ничего, но уставшим и одновременно пристальным взглядом едва не пристрелил на месте.
Ожидание. Ноги отказывались стоять, однако Дем старался не обращать на это внимание. И на то, что кровь не останавливалась от ранений серебряным клинком, тоже. Иначе и оборотень-союзник не удержал бы голодного вампира, решившего полакомиться стражником-инквизитором, чтобы повысить свою вампирскую регенерацию.
Замерев ледяной статуей, Деметрий выпрямился во весь свой рост, гордо подняв голову, сузив горящие красным пламенем глаза и продолжая внимательно смотреть на человека. Только одной рукой неизменно вцепился в руку сопровождающего.
Движение продолжилось, когда странную парочку догнала Алиса. Дем не смотрел в её сторону, но чувствовал её присутствие. Изо всех людей на свете, и с закрытыми глазами, он бы угадал Алису даже на недалёком расстоянии. Как спасительный, но в то же время хрупкий маяк, её аура покачивалась на волнах окружающего пространства, маня и призывая к себе, и отталкивая от необдуманных действий, способных в одно мгновение переломить доверие на страх и ненависть.
Кажется, дошли. Дем осмотрелся уже вполне осознанно. Он знал эти места, хотя и так редко здесь находился, предпочитая не соваться в тёмные неприветливые камеры.
"Вот и загнала в катакомбы судьба. Здравствуй, неволя, как дела?"
-Эм. Ты в порядке? Залечится само?
Голос оборотня заставил сменить обречённое выражение лица на безразличие.
- Не то, чтобы совсем в порядке...
Объяснять, что может быть лучшим лекарством для вампира в таком состоянии, Дем не стал. И без того всё понятно, но пока жить будет. А этого уже хватало, чтобы остаться в камере на энное количество времени, до того, как Кардинал решит, что делать дальше с горе-вампиром.
Когда Алиса подошла, Деметрий опустил голову, чтобы скрыть свои глаза за спутанными чёрными волосами.
Он уже готов был располагаться в своём новом месте жительства, если для него не собирались уготовить что-нибудь другое, более подходящее для опасного монстра.
"Многие инквизиторы с радостью бы обстреляли меня святой водой. И кольев повтыкали в сердце."
Странно, что этот помощник вдруг решил составить Дему компанию. Понятно, ему тоже требовался отдых и помощь, однако мало какой оборотень желает находиться рядом с вампиром.
"Что произошло в твоей жизни? Кто же ты?"

Отредактировано Деметрий (2014-04-02 12:51:01)

+1

11

Алиса шла по коридорам Храма и с каждым шагом в её голове укреплялась мысль, что она неправа. Что это не Вас предаёт Инквизицию, поддавшись чарам вампира. Что это не Дем предал своих, став обращённым. Каждое живое существо дорожит и цепляется за жизнь. Вас и Дем, они просто цеплялись за возможность жить. Первому-- хочется теплоты и заботы, которую он нашёл в этом странном рыжем. Второму-- хочется просто жить. Главный предатель здесь ты, Алиса Шэн. Ты пустила в Храм врага и позволила ему гулять по его коридорам, подвергая опасности Инквизиторов. Новообращённый, который не умеет ещё совладать со своей жаждой-- он ведь может легко забыться и преступить черту. К тому же, он знает этот Храм, как никто другой. Ты не достойна нести этот титул, мисс Шэн, как бы не было горько тебе от этого факта. Голова Лесс была опущена вниз, словно это не она сопровождала пленника в камеру, а её саму взяли под стражу. Если говорить о справедливости и приговоре, то тебя следует посадить в соседнюю камеру, Лесс. Пребывая в тих безрадостных раздумьях, она чуть не налетела на Романа с Деметрием, которых остановил стражник.
-- Всё в порядке. Продолжайте спокойно нести службу. Я сама разберусь. Спокойно произнесла она, но голос звучал бесцветно, словно исчезли враз все интонации и краски в речи. Так сказал бы человек обречённый, которому высший суд вынес приговор и осталось лишь привести его в исполнение. Пройдя мимо нескольких камер, процессия вновь остановилась и тогда оборотень обратился к Алисе с неожиданной просьбой. Он просил позволения разделить камеру с Деметрием. Плюс, были мелкие замечания по поводу одежды и питья. Кардинал подняла склонённую голову и посмотрела на Романа, пытаясь понять, зачем ему всё это нужно. Запретить ему и выставить за дверь Храма? Но он помог сейчас, как союзник, и будет негостеприимно лишить его отдыха и приюта. Тем более, что он ранен и ранен серьёзно. Голубые, как небо, глаза не мигая смотрели в глаза оборотня. К тому же, он уже смог проникнуть в Храм, не встретив препятствий на своём пути. Что, впрочем, ещё раз подтверждает твои умозаключения о том, что ты не достойна быть Кардиналом. И то, что Храм осквернён... Наверное, вера совсем пропадать стала в душах и сердцах людей... Не просто людей-- Инквизиторов. Раз мы не способны даже святую обитель защитить от проникновения нечисти... Если Роман опять пожелает-- он ведь легко пройдёт через все кордоны в Храм и осуществит, возможно, свои планы. Лучше уж пусть он будет здесь, под присмотром.
-- Можно подумать, Роман, что если я откажу тебе в просьбе разделить камеру с Деметрием, то ты примешь мои слова серьёзно и не предпримешь попыток сделать по-своему. Впрочем, может и к лучшему, если ты окажешься сейчас рядом с ним. Очень тихо ответила мисс Шэн. Настолько тихо, что расслышать её могло лишь чуткое ухо зверя или вампира.
--Да, мне очень не хочется идти у оборотня на поводу, но, сочтём это моей благодарностью за оказанную тобой помощь. Продолжила она, всё так же шёпотом, открывая дверь камеры и пропуская вперёд пленника-вампира.
-- У меня встречная просьба. Побудь пока за дверью. Я хочу поговорить с бывшим кардиналом наедине. Сейчас я отдам распоряжение и тебе принесут вещи и воду. Беседа затянется не надолго. Кардинал вроде бы и вела речь о просьбе, но оборотень не мог не осознавать, что это скорее неоспоримое условие хозяйки. Окрикнув охранника, она распорядилась принести два матраца( с постельными принадлежностями), кувшин воды и какую-нибудь одежду, чтобы "принарядить" оборотня, и "лекарство" для Дема (пакеты с донорской кровью из медпункта). После чего вошла в камеру к Дему. Прикрывая за собой дверь, она вновь глянула на оборотня и произнесла.
-- Надеюсь, что и оборотням известно понятие "честь". И ты не станешь подслушивать разговор между мной и Деметрием. После этой фразы, дверь закрылась, оставив Романа стоять в коридоре.
Алиса прислонилась к двери и на некоторое время замерла, устремив взор на раненого вампира.
-- Мне жаль, что я не смогла уберечь тебя и сейчас ты оказался в столь плачевном состоянии. Шёпотом произнесла молодая женщина, подходя к вампиру максимально близко.
-- Я знаю, что сейчас, сильней чем раны, у тебя болит и кровоточит душа. Прости. Я не могу поступить с тобой иначе. Ты сам преступил черту, которая ещё отделяла друга, попавшего в беду, от преступника. Лесс пошатнулась и схватилась рукой за стену чтобы устоять на ногах. Из руки, в этот момент, она выронила драгоценную катану Васа, которую взяла для того, чтобы отнести владельцу в медпункт. Наклонившись, молодая женщина подняла клинок. Но она взялась несколько неудачно. Рука держала японский меч за лезвие, очень близко к рукояти.
-- Твоим ранам я постараюсь помочь быстрей регенерировать. Но сомневаюсь, что это сильно поможет уменьшить ту боль, что пожирает тебя изнутри. Алиса убрала от лица Дема спутавшиеся волосы. Ладошка женщины была холодна, но он это врядли смог бы ощутить.

+1

12

Всё так же с опущенной головой Деметрий медленно прошёл в открытую камеру, осматривая её из-под чёрных волос.
"Глупый вампир, который позволяет делать с ним всё, что угодно. Где же та решимость, с которой я покидал безопасное место, чтобы вернуться в город моей жизни? Хотел взглянуть ещё разок, в последний раз, возможно, чтобы потом уже навсегда... А теперь пропадаю в холодных камерах Храма, надеясь на чудо, которое вряд ли произойдёт."
Руки сжались в кулаки, когти впились в открытую рану на ладони, возобновляя кровотечение. Он должен что-то решить. Сейчас, пока не совершил ещё много ошибок, о которых будет сожалеть всю оставшуюся жизнь. Но покинуть Храм и... Алису.
"Она не должна была встречаться со мной. От этого ей приходится принимать сложные решения, порой противоречащие её должности. Я подвергаю её риску. Но ведь именно она..."
Деметрий развернулся, услышав, как закрывается дверь камеры. Он ожидал, что Кардинал закроет их вдвоём с оборотнем, имя которого Дем уже услышал - Романом. Однако каково было удивление обнаружить вместо союзника - Алису у дверей, печальную и одинокую, как луна на ночном небосводе.
- Лесс?
Кажется, ей действительно было не по себе. И, это отражалось во всём её внешнем виде. Усталость. Потерянность. Печаль. И инквизиторский меч в руке. Взгляд вампира скользнул по катане, которая так и просилась к нему в руки. А что потом? Не станет же он рушить всё то, что пытался создать, не станет уничтожать добрую память о себе, хотя и без того она была уничтожена. Люди умеют прощать, но не все, и не всегда. И заслужить былое доверие после такого уже невозможно, будь он хоть трижды священником, раздающим благотворительность налево и направо.
"Смогу ли я снова стать человеком?"
Поднял голову, внимательно смотря на подошедшую девушку и слушая её. Выпавшая из её рук катана, словно резанула по сердцу вампира, оставляя невидимый тонкий шрам. Ещё мгновение, и он бы кинулся к оружию, перехватывая его из рук Кардинала и забирая себе - как подарок от того Инквизитора, которому бы вернул потом при очередной встрече, предложив мирные переговоры. Но не шелохнулся с места, прислонившись спиной к холодной стене камеры и наблюдая, как Алиса поднимает меч за лезвие.
- Порежешься...
И ни слова в ответ на то, о чём говорила девушка. Ему просто нечем было ответить. Оправдания? Обещания? Упрёки? Ничто сейчас не было столь важным. Не было смысла в словах, когда души могут говорить и молча.
Медленно коснулся поднятой руки Алисы своей рукой - перепачканной в собственной крови, мягко сжимая тонкие холодные, но живые пальчики. Медленно пополз по стене вниз, увлекая Кардинала за собой. Стоять больше не было сил.
- Не вини себя.
Смотрел в небесно-голубые глаза, утопая в их глубине, будто в озере, которое не имеет дна. Чувствовал, что нельзя держать рядом с собой, потому что голод мог проснуться в любую секунду. Но и не хотел отпускать, касаясь дрожащими пальцами до рыжих волос, не отрывая взгляда от усталого, но теперь единственно-родного лица. И не знал, как поступить правильно, что сделать, чтобы не уничтожить окончательно свою человеческую душу.
- Алиса... я... Я тебя... - запнулся, замирая на мгновение, - Я не хотел подставлять тебя... Не думал, что так выйдет. Прости, если сможешь.
Но ведь первоначально хотел сказать совсем другое.

+1

13

Когда ледяные и выпачканные в крови руки Деметрия перехватили пальчики Лесс, убиравшей волосы с его лица, Кардинал даже не вздрогнула. Её руки и так уже были перепачканы в крови. Сначала это была кровь проклятого оборотня, теперь она смешивалась с кровью вампира. А ведь сколько крови было на твоих руках до этого... Крови жертв нечисти, когда ты закрывала им глаза... Крови самой нечисти... Господи, Лесс... ведь ты совсем уже очерствела и не реагируешь на эти вещи! То, что ещё недавно вызывало в тебе душевные терзания и боль-- сейчас это стало чем-то обыденным. Дем скользнул вниз, резко дёрнув её за руку. Ладонь другой руки, в которой находилась катана, непроизвольно сжалась в кулак. Острое лезвие вонзилось в белоснежную плоть женской ладони. Надо отдать должное Васу-- оружие он держал в отменном состоянии. Но этого пореза Алиса, казалось даже не заметила. Она смотрела в глаза вампиру и видела в них пламя. Адское пламя. В таком пламени предстояло вечно страдать её душе после смерти. Она ведь, по сути, никогда не была святой и безгрешной. Она совершала ошибки, как и большинство людей. И сейчас, скорей всего, она тоже совершала ошибку. Ошибка заключалась в том, что она вообще встретила Дема. Не отправься Лесс к его дому, желая доказать упрямой рыжей девочке-оборотню правдивость информации о бывшем кардинале, они могли бы и не встретиться. Разумеется, если бы Дем сам не искал встречи. Либо, если бы он не начал чинить беспорядки и убийство в городе, который долгие годы считал своим. Но о втором варианте, возможной встречи, Алиса не хотела думать. Она не могла себе представить, что настанет час, когда она обречена будет уничтожить вампира, бывшего ей другом.
Дрожащие пальцы вампира коснулись рыжих прядей Алисы и она прикрыла глаза, словно опасаясь, что после этого последует гипноз нежити. Впрочем, и гипноз сейчас был не нужен. Из раненой руки Алисы струилась кровь, пачкая лезвие катаны, которую она так и не отпустила. Недосыпание, хроническая усталость и небольшая, но кровопотеря-- всё это и так играли не в пользу Кардинала. Если бы Дем захотел, то мог бы легко воспользоваться ситуацией и утолить малую толику своей вечной жажды.
-- Я должна идти. Ты сам это понимаешь. Если я не уйду-- пострадать можем мы оба. Я не боюсь за себя. Но я не хочу, чтобы казнили тебя. Казалось, что сейчас она не расслышала сорвавшегося признания Дема. Хоть он и не договорил, но можно было догадаться о том, что, на самом деле, хотел сказать черноволосый парень, в личине вампира. Лесс с трудом поднялась, опираясь на стену здоровой рукой, и не выпуская катану из раненной руки.
-- Никто никого не подставлял. Каждый делает свой выбор в жизни. Я выбрала друга, готовая рискнуть репутацией и титулом кардинала. Завтра, я напишу в Ватикан с просьбой-- лишить меня титула кардинала. Ситуация, которая сейчас сложилась... Я поняла, что не достойна нести это звание. Кардинал не предаёт своих подчинённых-- стремясь удовлетворить свои общечеловеческие потребности. А я поддалась этому соблазну. Алиса резко развернулась к двери, которая в этот момент распахнулась, впуская оборотня с пожитками. Видимо, его привлёк запах пролившейся крови.
-- Роман, ты можешь располагаться. Я уже закончила беседу с этим... человеком. Лесс спешно покинула камеру, заперев за собой дверь. Катана была, как и прежде, зажата в руке. На каменные плиты пола густыми багровыми каплями падала кровь Кардинала Сигишоары. Не обращая на это ни малейшего внимания, она шла по коридорам Храма в сторону медпункта, где должен был сейчас отсыпаться Вас Кроу.
---->Вход в Храм---> Медпункт

+2

14

Она всё-таки поранилась, вызывая в душе вампира бурю чувств и эмоций, но внешне это отражалось только в алых глазах - зеркалах души, которые даже вампир не всегда может скрыть. Разрываясь на сотни частиц, Деметрий пытался удержать их все в здравом уме, чтобы не потерять контроль над собой, чтобы не совершить ещё одну ошибку.
И Кардинал правильно заговорила об уходе, ей лучше сейчас держаться подальше от раненого монстра. Они оба это прекрасно понимали. Потому он обязан был снова отпустить её. Снова и снова.
"Когда же это закончится? Когда я смогу попросить остаться... просто побыть рядом. Проклятье!"
Накрыл глаза раненой ладонью, не обращая внимание на свою кровь, которая медленно капала на лицо. Её запах перебивал аромат человеческой крови, находящейся так близко, стоило лишь протянуть руку и перехватить, а затем убить в себе ещё дышащего через раз человека, чтобы утолить звериный голод хищника, желающего защитить тело от ранений.
Но тут зазвучали слова Алисы. О должности. О Ватикане. Деметрий вновь замер, вслушиваясь и понимая смысл сказанного. Убирая руку с глаз, он с удивлением взглянул на девушку.
"Что ты несёшь? Как это понимать?"
Так просто взять и сдаться, это не в правилах Кардинала Святой Инквизиции. И если всё дело только в том, что она приютила в Храме вампира, бывшего друга, который всеми силами доказывает, что не остался в прошлом, а живёт здесь и сейчас, то это не должно быть причиной отказа от должности.
Алиса развернулась к двери. Дема, словно невидимой силой подбросило с места. Он подскочил на ноги, уже не замечая ни ранений, ни полухищного состояния, кинулся вслед.
- Не смей, Алиса! Слышишь! Не отдавай мою обитель кому-то другому!
Не успел перехватить за руку, наткнувшись на входящего в камеру оборотня. Остановился, растерянно глядя на нежданного сокамерника, не зная, что делать, что думать. Через мгновение глаза невидимым взором уставились в дверь.
"Я не позволю ей бросить пост. Не разрешу никому другому возглавить мой Храм... Мой?"
В душе поднималось какое-то странное радостное и печальное одновременно чувство. Деметрий понял, что для него важно, очень важно, и за что он готов бороться даже сейчас, будучи настолько далёким от Инквизиции. Это место, эта обитель стала для него домом, и она осталась домом, несмотря на то, что настоящий дом сгорел. Он всегда казался Деметрию пустым, потому что большую часть своего времени он проводил здесь или на улицах Сигишоары. Да, это его город, оставшийся таковым и до сих пор.
"Ни за что. Никому не отдам."

+1

15

Со стеклянными глазами выслушав просьбу Романа Кардинал подумав ответила весьма холодно. По словам да и по её виду было видно что душа девушки была серьезно уничтожена. Оборотень прямо таки ощущал себя катаной воткнутой в её сердце. Захваченный клеткой ребер. Но при этом мог провернуться вбок вырезав на волю. Такое чувство очень не нравилось святому человеку в Романе. Но жутко нравилось оскверненному злому зверю. Как бы она не наделала ошибок из за своей морали. Косвенно высказав все недовольства, опасения и выводы оборотню в лицо она решила поговорить с Деметрием по душам. Что конечно было ожидаемо. Но прежде чем уединиться не могла не затронуть тему "чести оборотней".
-Да иди уже!
Не выдержав выстроив офигевшее лицо сказал повышенным тембром. Металлическая дверь захлопнулась оставив Романа на едине с собой. Внутри начали слышаться приглушенные неразборчивые шепотки. разборчивы были лишь интонации. Эмоции. Хотя Роман и не слушал и так догадываясь о чем там может идти речь. Ведь было ясно что у них была какая то особая связь. Так как выпало немного времени одиночества. Оборотень как всегда углубился в свое самобичевание. В голове начали звучать голоса.
(-Что? Ты смеешь им завидовать? Сколько повторять что ты просто монстр! Нет эмоций. Нет жалости. Даже сейчас ты весь в засохшей крови!)
-Ты тварь даже не смей заикаться о них. Им это свойственно. Не мне... Полным еле звучным шепотом прошевелил губами. Все равно его никто не мог услышать. Вот только этот сеанс имел риск обратиться прямо в коридоре. Что не так бы принял стражник который удалился по поручению. Хороший все таки парень... Или мужик? По виду даже не определишь.
(-О чем это ты думаешь. Ты раскрошишь его череп первым же как только задумаешь высвободиться!)
-Я послушаю как ты будешь скулить сидя в клетке смотря на то что примерно похож.
Глаза вновь налились желтизной. Звериные глаза. Это решимость. Сила. Дело в том что за все то время даже человек научился овладевать этим трюком выуживая у зверя то что желал.
(-Постой. Что за бред? Ты же...)
-Да. Именно. Он поймет разницу. А ты нет.
Сердце биение так и стучалось. С этой злостью нужно было заканчивать. Обернувшись Роман увидел призрак самого же себя. Но без малейшего промедление врезал по воздуху рукой. Видение ушло как и желал хозяин.
-Однажды я вырву свое сердце... И буду вглядываться в него до полного конца. Чтобы ты внимательно рассмотрел все мои чувства. Чтобы ты наконец понял кто есть кто...
В ярости шипел оборотень даже слегка дрожа. Покосившись в сторону. В поле зрение попался тот самый стражник который пришел с выполненным приказом. Стало довольно не ловко...
-Да на кого ты вообще работаешь? Что ты тут забыл? Он совершенно не боялся парня со звериными глазами. Ведь это его работа и видал по хуже вещи.
-Ваша проблема что вы не знаете что такое свобода. Не знаете что с ней делать и не знаете её ответственность. Вы знаете только Долг. А этого мало.
-Ты оборотень. а смеешь нравоучать нас. Хранителей веры.
Буркнул стражник. Он начинал нравиться Роману все больше. Но этим временем дверь в камеру распахнулась. И последние звуки разговоров полились наружу в коридор.
- Не смей, Алиса! Слышишь! Не отдавай мою обитель кому-то другому!
Деметрий шел вслед Кардинала желая уцепиться за нее но и шипко не старался. Роману пришлось придержать его ладонью в грудь когда тот сделал шаг из камеры. Главное тут как всегда уловить общую атмосферу.
-- Роман, ты можешь располагаться. Я уже закончила беседу с этим... человеком.
Даже показалось что последнее слово девушка выплюнула словно с презрением. Человечешке в оборотне стало вновь больновато от этого. Она делала ошибку потому что хотела так. Оставалось надеяться что это в ней говорит усталость и замотанность. А когда придет навестить то придет со свежими мыслями. Не настойчивым напором вдавил вампира обратно. Следом в камеру в полной напряжной тишине закинул матрасы с бельем. Ведерко с водой и даже кружкой. Одежду и "опиум" из медпункта. Дверь закрылась...
Деметрий еще некоторое время стоял на месте впечатывая взгляд в дверь а точнее туда где стояла Алиса пропуская оборотня. А Роман за это время расстелил постель для каждого. Потом все равно сев в углу выпив из кружки воды зачерпнул еще водицы но уже для других целей. А для этого пришлось снимать с себя бинты которые уже не требовались.
-Ты лучше сейчас побеспокойся о себе. А она побеспокоится о себе. И когда мы все будем уже в норме и выспимся вот тогда и поговорите. К стати твое лечение на моей постели. Поаккуратней с пакетиком. Сказав великую истину и напомнив вампиру про раны Роман принялся намачивать бинт в кружке как тряпочку и стирать с себя грязь и кровь. Хорошо хоть волосам повезло и они были еще не такими и грязными. Спать хотелось ужасно. Но первым делом гигиена...

+2

16

Яростная волна медленно покидала разум Деметрия, возвращая ему привычный покой. Он повернул голову к сокамернику, когда тот заговорил. Заметил уже расстеленные матрасы, глубоко вздохнул, понимая, что сейчас уже ничего не сможет сделать. Ждать, снова ждать и надеяться на лучшее стечение обстоятельств. Фыркнув, смахнул с раненой ладони скопившуюся кровь.
Не хотелось ничего, кроме как свернуться в клубок у стены и замкнуться от всего окружающего мира. К сожалению, это было невозможно, и это был далеко не выход.
- Спасибо.
Не поясняя, и без того ясно, за что и почему. Деметрий медленно подошёл к оборотню, занимающемуся своими ранами, опустился на пол, подхватывая в руку пакетик, предназначенный для него.
- Меня ты, по-видимому, знаешь. Но кто ты, Роман?
Вопрос, который уже давно крутился в голове. Теперь, оставшись наедине, Дем надеялся получить хоть некоторые пояснения по поводу возникновения в Храме этого странного существа, разрешившего сразу несколько проблем для Кардинала и для самого обращённого вампира.
Усевшись поудобнее, подпирая спиной стенку, аккуратно проколов пакетик клыками, Деметрий принялся за тихую трапезу, попутно надеясь услышать хоть какие-то пояснения со стороны нового знакомого. Кажется, тот знал достаточно, чтобы оказаться занятным собеседником. Тем самым Дем хотел отвлечься от терзающих голову мыслей о последних словах Алисы. Забыть, конечно, полностью, никак не получалось. Душа рвалась за пределы этой камеры, чтобы поговорить, постараться отговорить или выслушать то, что накопилось в сердце Кардинала за это время. Ей было нелегко. Ей нужен отдых. И, если бы Деметрий только мог, то вернул бы себе управление Храмом, не отдавая никому более.
"Да уж, обращённый вампир - Глава Святой Инквизиции Сигишоары. Ватикан в шоке."
Едва не подавился кровью. Смешно и горько одновременно.

+1

17

Деметрий тоже ощущал себя не важно. Возможно ему сон тоже повлиял бы благотворно. Хотя Роман и сам не знал имеют ли вампиры потребность во сне? Он знал что они могли лечь и отключиться очень чутким сном. Но желали они этого? Оборотень тоже подняв уставший взгляд на Деметрия. Тот на его удивление тоже устроился на полу неподалеку. Он спрашивал о оборотне.
-Да. Верно. Меня зовут Роман. Если это вообще мое имя. По крайней мере я так именуюсь в этих краях...
Роман удержал паузу вновь изучающе пристально смотря как Деметрий питался. Возможно это было не очень красиво со стороны оборотня. Зато таким беспардонным научным подходом он и в правду многое познавал. Преимущества одиночки. О большинстве спрашивать только себя ведь никакой стаи не спросишь.
-Не сказал бы что я тебя прям так знаю. Но я знал твое имя и видел несколько видений где ты был. Так я узнал твой облик. Правда... В тех видениях ты был еще человеком. Я не предвидел твоего обращения хоть и предвидел встречи с вампирами...
Прервал сказанное. Дальше хотел перейти сразу к делу. Спросить кто и как это сделал. Но решил оставить лучше это на потом. Они находились один на один. У них хватало времени. А исключение могло быть только если они не решат сбежать.
-Прости... Если бы я пришел к тебе как только увидел непривычные видения. То мог бы изменить судьбу.
Закончив чистить себя отставил кружку с окровавленной водой в сторону. Вживленный в грудь амулет вновь заблестел. Роман до сих пор был одет лишь по пояс. Встав улегся в свою постель на живот но упираясь подбородком в руки так же наблюдал. Сегодняшний день пролетел в памяти одним огромным отрезком. Оборотень как то и сам удивлялся почему так спокойно ко всему относился.
-Хотя судьба порой это такой бред... Порой сам удивляюсь почему я все еще жив не смотря на все что делаю. А теперь я почти совсем неприкосновенен. Прям как какой то дипломат ей богу.
Бог... Это было издержкой из памяти человека. Надо же. Из памяти человека Роман помнил использоваемое им имя. А вот что осталось от истинного виновника такой жизни? Не помнил... А если бы не Лендия. Не помнил бы совсем ничего...

+1

18

Предоставленный напиток хоть и был из пакетика, но всё же имел человеческий фактор, потому это немного успокаивало хищника, рвущегося изнутри. Голод немного утолился, стало даже думаться яснее. Тогда-то и пришёл полный покой, отодвинув все тревоги на задний план. Утро вечера мудренее, как говорится, только Деметрий не знал, вечер сейчас или день в разгаре. Он потерял счёт времени, когда решил покинуть уютную одинокую комнату, где его пыталась скрыть от посторонних глаз Алиса. Рвался на приключения, и какой чёрт потащил в библиотеку. Сначала следовало внимательнее принюхиваться и распознавать инквизиторов, шатающихся по Храму. Но уже ничего не вернуть, как и жизнь, отнятую в одну прекрасную ночь. Да, ту ночь Дем не забудет никогда. Одна единственная ночь, которая полностью изменила его образ жизни, сделав изгнанником.
Странные ответы Романа заинтересовывали. Кажется, будто он отвечал вполне искренне, но и сам не знал, правду ли говорит или ошибается.
Отложив опустошённый пакет в сторону и заметив, с каким интересом оборотень наблюдал за процессом подкормки, Деметрий слегка улыбнулся.
- Значит, ты видишь отрывки из жизни других?
Вампир подвинулся ближе, внимательно изучая собеседника алыми глазами. Взор коснулся камня в груди Романа, который сиял странным цветом. Но рассмотреть его лучше не удалось, оборотень улёгся на матрас, призванный в эту ночь играть роль кровати.
- Изменить судьбу... Что суждено, то уже не изменишь, - тихо ответил, задумчиво отводя глаза в сторону двери, - Если всё ещё жив, значит, твой путь ещё не окончен. Действительно, судьба порой в такие виражи закручивает, что сам себе удивляешься, как можно оставаться в седле, когда от лошади одни копыта остались.
Усмехнулся, понимая, что раны больше не кровоточат, но шрамы от серебряного клинка будут затягиваться намного дольше, нежели они были бы нанесены другим оружием. Подтянул к себе колени, обнимая их руками и кладя голову. Не хотелось больше вытягивать из Романа ответы на свои вопросы, понятное дело - было очень любопытно узнать подробности из жизни оборотня, упавшего внезапно словно снег на голову, но если тот не хотел рассказывать о себе, то Дем прекрасно его понимал. Сам не готов в ответ вести повествование своей жизни до смерти и жизни после смерти. Ничего путного бы не рассказал, кроме одиночества и обиды.
- Но всё же. Хорошо, что мы встретились. Наверно...

Отредактировано Деметрий (2014-04-03 22:31:50)

+1

19

Роман всегда замечал когда на его амулет глядели. Пока он рассказывал Деметрий тоже этим не преминул. Интересно как он отнесется к тому что это на самом деле? Изучая мироздание оборотень уже осознал что самой главной ересью во вселенной являлась магия. Не монстры, не вампиры и оборотни. Их чуществование в этом мире были осмыслено. А вот магия делала так как не должно было быть. Даже то что применяет инквизиция. Их магия тоже ересь. Если к примеру с нуля исцелять того кто по сути умер бы. Они изменяют волю судьбы и своего господа. Ведь магия это та божественная сила которой был сплетен мир...
-Всякая магия это ересь. А та штука что у меня в груди это моя душа... В буквальном смысле. Лучше её даже не касаться голой рукой. Очень серьезно сказал Роман. Когда глядят на твою душу это весьма смущает. Даже если другие не знают ответов.
-По сути я обезумевший ясновидец из за того что сделал в прошлом. Я вижу много отрывков. Слишком много. Какие из них произойдут на самом деле мне приходится вычислять именно наблюдением. Они все могут произойти. Ведь судьба это не линия а целое дерево. Обычно такая способность позволяет тебе видеть только истинный единственны вариант... Рассказывать все это не очень хотелось. Роман приостановился собираясь с мыслями и решая. Рассказать или нет. Хотя бояться оборотню все равно было нечего. Но он мог рассказать чего испугался на самом деле...
-Однажды еще в прошлой жизни я увидел какова будет моя смерть. И я действительно не хотел её избегать ведь тогда большая часть моей стаи вымерло бы проиграв войну. А так мы выиграли ценой безрассудного нужного геройства одного шамана... Меня. И наших воинов. Вот только. Я решил перехитрить судьбу и нашел способ пережить свою смерть. Роман лег на спину на матрасе и накрыл себя одеялом. Теперь он смотрел только на потолок.
-Потом скитание. Долгое скитание по землям будучи проклятым, охваченным безумием и амнезией. Только в этих краях я смог вспомнить кто я и кем был. Отныне я вижу много вариантов своей смерти и судьбы своей и других. Но теперь не контролирую это. Меня испугала только одно единственное видение моей судьбы. Там где я мертвый все равно вылезаю из под земли. Страдая... Там где я стал Личем... Весь этот рассказ Роман рассказывал с равнодушием в голосе. Хотя было заметно легким дрожанием этого голоса. Что это равнодушие лишь маска. Но за этой маской был не страх. Со страхом он сказал только единственное последнее слово.

+1

20

Слушал Деметрий оборотня очень внимательно, не прерывая и даже не шевелясь. Только ресницы тихонько подрагивали, а взгляд был направлен в пустоту камеры. Роман затронул магию в своём повествовании, Дем при этом вспомнил, что тоже умеет обращаться к магической стихии, но давно не пользовался своими дарами. К тому же будучи человеком, он применял вовсе не магию молитв и веры, в которые сам-то и не верил, а ту магию, которой Инквизиция не вправе пользоваться, тем самым приравнивал себя к врагам своим.
"А ведь мог бы научиться водичку святить."
Воспоминания о святой воде оказались неприятными в свете последних событий, произошедших с вернувшимся в родной город обращённым вампиром. Но, отбросив свои размышления, он снова вслушивался в слова Романа, понимая, как тому тяжело говорить обо всём этом. А потом повествование закончилось. И молчание охватило камеру. Деметрий не решался заговорить, обдумывая услышанное. И подбодрить было нечем, и посочувствовать - казалось чем-то лишним и ненужным. Иногда и не нужно никаких слов, чтобы показать всё то, что хотел бы сказать в ответ.
Но и молчать до конца веков тоже оказалось делом не простым. Потому уже через каких-то несколько минут Дем обернулся к новому знакомому с мягкой улыбкой.
- Вот сидишь и думаешь - что за судьба такая, почему всё свалилось на твою голову. А потом послушаешь других и вздохнёшь - кому-то приходится намного сложнее.
Улыбнулся чуть шире, протягивая руку и аккуратно касаясь белоснежных волос оборотня.
- Смерть никогда не играет в игры, она просто приходит и забирает своё. Но если суждено обойти её, значит, это тоже часть твоего пути. Не бойся идти вперёд и верь в себя. Тогда преодолеешь все возможные препятствия.
В какой-то мере Деметрий убеждал в этом себя. И сейчас, когда его судьба была не определена и висела на волоске. И раньше, когда он выступал один против всего мира в борьбе за право находиться на этой земле и равноправно владеть её дарами. Добился многого, но если бы опустил руки, то так и остался глупым мальчишкой на службе Храма. А, возможно, и вовсе не дожил до этих дней.
- Кажется, тебе отдохнуть нужно. Я немного посижу рядом, если ты не против, Ром.
Получив "лекарство", он частично зарядился энергией и мог снова вступать в бессмысленные битвы против инквизиторов, желающих стереть всю нечисть с лица Земли. Но хорошо, что всё же выдалась спокойная ночь, чтобы подлечиться. И пусть в закрытой камере, но в частичном покое. Душа болела только за одного человека, недавно покинувшего это помещение - Алису.

0


Вы здесь » Оборотни против Вампиров » Архив ненужных вещей » Подземные камеры