Оборотни против Вампиров

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Оборотни против Вампиров » Наше творчество » Наши стихи


Наши стихи

Сообщений 141 страница 159 из 159

141

К Солису

На локонах роскошных замерев,
Луч солнца меркнет в восхищенье.
Зелёных глаз сравненье не стерпев,
Все изумруды мира-- жалкое творенье.
Черты лица-- рождают тихий вздох.
В них линий всех изящны переходы.
Манеры светские, пережитых эпох.
Пытливый ум, талантов хороводы.
В нём хитрый нрав и нежность, без границ.
Легко сердца людей они пленяют.
Врагов он заставляет падать ниц.
Одним лишь взглядом их он покоряет.

+2

142

Главе Святой Инквизиции

На фоне лика бледного луны
Очерчен силуэт точёный.
На город спящий, алые глаза устремлены.
Хранить покой людей навеки обречённый.
Всегда один, в толпе безликой, серой.
Храня в душе запас тепла и доброты.
Не зная страха, смертным служит верой.
И помыслы его открыты и честны.
К врагам, пощады дух его не знает,
Но сердце нежное горит в груди.
Верша суд справедливый-- он страдает,
Но долг зовёт и принципы тверды.

+1

143

В благодарность.

Я б хотел подарить тебе небо,
Чтоб без туч было над головой.
Я б хотел подарить тебе звёзды,
Чтобы светлым подарок был мой.
Я б хотел подарить тебе вечность...
Образ твой навсегда в мечтах,
Ветра шёпот... и бесконечность
В твоих льдисто-синих глазах...

+1

144

Как призрачны мечты...

Как призрачны мечты...
Они порою дарят, иллюзию того--
К чему стремимся мы...
Но жизнь-- суровый страж,
Свой бал она здесь правит
И принципы её понятны и просты.

За годом год, за веком век...
Мечты людей всё проще, приземлённей
И душ тепло уходит с каждым днём.
Цинизм, в сердцах людей, всё чаще обитает--
Сжигая всё, дотла, губительным огнём.
Нет искренности той, какая была раньше.
Никто уж не спешит отдать своё тепло.
В улыбках и речах, до боли, много фальши.
В мир призрачной мечты захлопнулось окно...

+1

145

Иянне

Кошачьей грации полна,
Дитя Природы и лесов.
Нос держит по ветру всегда,
А мудрость у неё от сов.
К конфеткам-- зверь питает страсть.
Преградам разным вопреки, Иянна,
Фантиком шуршит и лакомится всласть.
В бою отважна и умна, решительна всегда!
Но быт людей её страшит, ведь вольная она.
Дома чудны и телефон, а ванна-- жуткий ад!
Под сень лесов она спешит-- свободна и легка.

+1

146

Своя для всех...

Кому-то теплота и нежности букет,
И восхищенных комплиментов хороводы.
За кроткий нрав, изящный силуэт,
За то, что рядом забываются невзгоды.
А ты одна. Хоть преданна всегда,
Хоть ждёшь, и веришь в чуткость дружбы.
Но другом ты не будешь никогда.
И все твои слова, забота-- просто чужды.
Ты сердце рвёшь-- стремясь понять, помочь.
Собою заслонить в ненастье, боль и вьюгу.
Тепло души отдать и слабость превозмочь,
И вновь, и вновь-- плечо подставить другу.
Не требуя взамен-- наград, речей и званий.
Своя для всех! Но всё ж всегда одна...
Душа, озябшая от множества скитаний,
Познает чашу одиночества сполна...

+1

147

Прошу строго не судить, мое скромное бумагомарание.

Как-то так

Уж мое сердце больше не трепещет.
Все прошло с пришествием весны,
И снова холод в душу тихо шепчет,
«Ну, вот и все, растаяли мечты».

Одиночество привычной пеленою,
Словно рясою нарядной на душе,
Сердцу холодно, этого не скрою,
Не согреет, не надобно уже!

Опять ошибка, возможно горький опыт,
Выходит, не умею я любить?
Все не вечно, боль уже проходит,
Пустотой  бы сердечко залечить!

В большой постели не кем я не согрета.
С зимой ушло все, как мимолетный сон,
И ничего не жду уже от лета,
Никто не нужен, был нужен только он!

И цели не было в его мне покоренье!
И не был он вершиной моих грез!
Он согревал меня, словно сновиденье,
Улыбку мне дарил, вместо букета роз!

Я парила, дарила всем улыбки,
Все удивлялись, что со мной не так?
Теперь лишь горечь, цена этой ошибки,
Вместо поцелуя, лишь пепел на губах.

Возможно, я вновь поторопилась,
Зачем открыла сердце, сказав, что « я люблю?»
Давно так искренне, слова не лились,
А оказалось, снова душу я гублю!

Я сам себе...

Я сам себе царь и Бог! Я сам себе дьявол и проклятье!
И сам себе несу венок, к распахнутым вратам распятья.
Святые лики на стене, осужденья полны взоры.
И сам я знаю, что не мне, выносить Вам приговоры.

И всея важность бытия, лишь обман глаз, воображенье.
Но, разве, знал ли я тогда, к чему ведет меня унынье?
Теперь один, и проклят я, и свят и нет  мне ненавистны.
Стеклянный купол бытия, звенит в ушах, нет, это мысли.

Не нужен никому укор, пустой, зловещий хохот с лева…
Я смогу дать ему отпор, плоть раскалится до предела!
О ярость, высший приговор, но направления не зная,
Молю, пошлите мне шатер, или хотя б кусочек рая.

На самом деле, не к чему, ведь просьба льется в неизвестность,
Лишь призма времени, к утру, как снег, сыпется на местность.
И шепот тысячной толпы, их слова не выносимы,
Слеза, хрустальный звон воды, их спор, порой, не разрешимый.

Остаться здесь – сойти с ума, но, разве, разум еще дышит?
Под тонким занавесом сна, неумолимо правду ищет.
Но смысла нет, я безнадежен…
И только ветра тихий звон, несет ко мне печально грезы…

Грезится мне милый дом, но там не ждут меня, наверно.
И в тайну дум, я погружен, попытки выбраться, но четно.
Безразлично все вокруг, похоже, нет того, кто мне поможет,
И остается только звук, что вечность рядом со мной кружит

Долгожданная встреча

Коснуться тела, нежно, нежно, и страстно так поцеловать!
Куда же делась вся одежда? Когда успели ее снять?
И руки рук, прикосновенье, переплетенье ног.
Бог и богиня, на мгновенье, кто бы подумать мог?
Изгибы тел, и эти вздохи, дыхания все чаще ритм,
Эта встреча, эти крохи, ведь время бешено летит!
Для них же все остановилось! Есть только она и он,
Сердце бешено забилось, заканчивая марафон!
Сладострастье, нежность звуков! Касаний тон и тепло тел!
Шепот в ушко, главный шепот! Улыбка, поцелуй, родных удел.
Настало утро, время пролетело….но для них это всего был миг…
И в груди жалобно запело, не отпускай, пропал весь шик…
И покоряясь рока воле, печаль и горечь лишь в глазах,
Пришлось расстаться, ненадолго, сердца лежат их на весах!
Через какое-то, но время,  встретятся они опять, чтоб:
Коснуться тела, нежно, нежно, и страстно так поцеловать!

Мой сокол ясный

Мой сокол ясный, ты не повторим,
Единственный в своем ты проявлении,
Услышав голос, каждый раз гоним
Сомнений ряд, есть место лишь волненью.

Не тем волненьям, что тянут  вниз,
А тем, от которых крылья вырастают.
Лишь смех услышу твой, прошу «на бис»,
Улыбка ты моя, мой рай, чувства возрастают.

Чувства эти, сложно описать,
Они загадка для большинства ученых.
Мне так приятно их сердцем ощущать,
И чувствовать себя в тебя влюбленной.

От всей души я говорю тебе "люблю",
И на лице улыбка, мир остановился,
Нет времени, в минуту ту, терплю
Разлуку, но скоро прекратится...

Ну а пока я жду,- тепло в груди,
душой к тебе стремлюсь и взором.
Меня ты только строго не суди,
Сплетенье чувств раскинулось узором.

Во всей вселенной один ты для меня,
Пусть и не виделись еще в реальной жизни...
Твои слова радуют , пленя,
Хочу к тебе, лишь о тебе все мысли.

Отредактировано Мария Батори (2013-10-11 08:01:16)

0

148

Что ж, пожалуй, судите строго)
Все они без названия, поэтому заголовки спойлера - простые ассоциации

Иставаан III ...М31

Все, что было, то было - прошло,
Утонуло в трясине столетий.
И к чему это все привело,
Души павших под тяготой плети,
Без причины отдавшись отчаянию,
Зачеркнули всем данный обет,
И на крыльях ночи, под стенания
Принесли в тьму сердец яркий свет.

Но с тех пор, позабыв сочинение,
Что несет имена по устам,
Через сотни преград и сомнения,
Разнесут только шквал по домам -
Шквал огромных калибров орудия,
Канонаду бессмысленных войн,
Все во славу чужого безумия,
Миллион бледных трупов - на кон.

На конце заостренного знамени.
Возвышаясь над ликом святых,
Возглавляет их клятва признания,
В звуке алчных сказок, слепых.
Как туман на дорогах собравшийся,
Корни в разум свои запустил,
И в вулкана огне закалявшийся,
Еще пуще коня припустил,
По дорогам, по адским развалинам,
Средь кричащих от боли врагов,
Но никто из идущих под знаменем,
Даже взгляда не бросит в остов.

Как последний рубеж, снова высадка,
Новый мир подогнуть под себя,
Когда там, где-то там, очень высоко,
Гильотина их ждет у суда.
Но к тому, как сердца остановятся,
Сотни жизней обернуться в ничто,
И металл острия не надломится,
Когда взмах оборвет, полотно
Упадет на холодный, бледнеющий,
Словно снежной покрыт пеленой.
И откроется мир, в тьме тускнеющий,
За костляво-мясистой стеной.

Захлебнуться от крови - неверится,
Задохнуться от гари сердец?
Этому небывать, кто осмелится?!
С головы короля снять венец.
Да никто, не пытайтесь задуматься,
Этому никогда небывать,
Пока пламя горит в жерле мельницы,
Им на жизнь других наплевать.
Только хищный оскал Смерти-матери,
Что идет по пятам, за спиной -
Еще шире раскинутся скатерти,
Когда жнец замахнется косой.
И начнет свою жатву, без устали,
По полям раскатившись войной,
Когда кости в груди тихо хрустнули,
Я вдруг понял, что вся жизнь моя - гной.

Но я все же безумен, до кончиков,
До последнего грамма крови,
Когда в тьме, только звук колокольчиков,
Предвещающий залпы, гори
Небосвод синем пламенем!
И накрой все багровой волной,
Даже ворон своим, горьким карканьем,
Не отдаст тебе почесть. Слезой
Окропив холод мрамора,
Возведенного в память о днях,
Когда сталь твоя - черная камера,
Обратится в рассыпанный прах.

А затем, зазвучит вновь мелодия,
Под ударами Лунных Волков,
Засветит, зашипит какофония,
Поглощая собратьев-сынов.

На пергаментах мнется история,
На углах пожелтевших листов,
И сердца, потонувших в агонии,
Не отпеть миллиону пристов...

Игровой мир...

Удар, я снова упаду,
И вновь с землей рука моя столкнется.
Но нет, не думай, я не проиграл в бою,
Когда вторая в рукояти мнется.

Колено сильно трется о бетон,
И острие по крепче втиснув в почву.
Я поднимусь, и вновь прольется стон,
Я на себе не дам поставить точку.

Вперед, отскок, вот шанс и выпад впереди,
Когда все вены стали магистралью
Я на осколках собственной души,
Оставлю память, выжженную сталью.

И на конце багрового клинка,
С кем пройден путь был до вершин победы.
Пускай томятся павших имена,
Пускай хранится им частичка веры.

И вот в конце, где алая тропа,
Все радуги цвета пускай сольются.
Испитый местью до краев, сполна,
Сюжетной линии ступеньки оборвутся.

И тусклый свет пройдет по стенам вновь,
Я лягу спать, не проронив ни слова.
Продолжив дальше по дорогам снов,
Но монитор ответом даст - Game Over

Ложь

Сколько слов мы роняем за день?
Оскорбительных, ласковых, лживых,
Сколько раз нож втыкается в тень,
Не взирая предательству в мыслях.

Сколько раз прикоснется рука,
Раскрывая все пальцы для снега,
Будто чувства, просочится вода,
Разойдется, не коснувшись друг друга...

Но вторая, потянувшись к груди,
Пять перстов опадая на древо,
Вдруг сожмут, запирая внутри,
Всю ту боль в глубине, где-то слева.
До тех пор, пока звук ржавых нот,
Не достигнет души моей слуха,
И куски, грубой жестью у ног,
Утолят своей горечью духа.

Я хотела завесить глаза,
Чтобы жить за пределами мира,
Чтобы щек не касалась слеза,
Чтоб не видеть Шекпировской лиры,
Чтобы нож, рукоятью в груди,
Не тревожил бы сон беспокойный,
Чтоб погибшего сердца угли,
Согревали камин в день холодный.

Но мечты в этом мире - пустяк,
Лишь обман в своевольном дурмане,
И каким бы не стал новый шаг,
Все равно ты по горло в капкане...

Также из оперы лжи

Мое сердце трепещет и бьется,
Разрываясь на клочья в груди,
Сколько боли из слова прольется?
Наполняя бокал пустоты.

Сколько злобы, страданий и страсти?
Сколько раз мир изменит свой фон?
Сколько раз лжи верховные масти
На куски разобьют бастион...

Сколько раз мысли в прах обратятся?
И надежды завоют по швам?
Сколько раз еще нужно поддаться?
Чтоб не верить сомнению словам...

Сколько раз? Все ответят - не знаем,
Слепо веря, ступать по следам.
Мы ведь видим лишь то, что желаем,
Не внимания другим мелочам.

Невежество...

Сколько можно писать о любви,
Сколько можно писать о печали.
Не найти в этой жизни пути,
Не найти, уверяю, искали.

Сколько можно о чем-то мечтать,
Сколько можно быть просто прохожим.
Не найти нам того, что сказать,
Мы все разные, но все же похожи.

Сколько можно кричать, но без слов?
Сколько можно стоять за барьером?
Не найти в круглой башне углов,
Нам не слиться ни духом, ни телом.

Не под силу нам горы свернуть,
Не под силу и выйти за рамки.
Нам бы выпить да где-то курнуть,
И лишь в грезах красивые замки.

Только в них золотая карета,
Что досталась без лишних заслуг.
Не бывает ведь тени без света,
Так и тут тоже замкнутый круг.

Сколько можно немым голо-словием
Заглушать сердца падающий стук?
Из всех нужд - выбираем застолье.
Где напитков бурления звук
Одурманит рассудок и мнение
Всех собравшихся, тысячей штук,
В узелок и за век поколение,
Из господ превращается в слуг.

Так скажите, кто сможет, осмелится?
Что за жизнь мы ведем, объяснит?
Что сердца наши дробит, как мельница,
Что добро по полям распылит.

Почему мы обходим нуждающихся?
Почему мы не видим больных?
Что, оставлять это все окружающим,
Претворившись слепым из слепых?

Мы посеяли море сомнения,
Мы взрастили не мягких людей,
Наши дети - надежд поколение,
Стали сворой грубейших зверей.
Им неведомы страх и страдания,
Им не чуждо и, в горы, послать
Стариков, что за жизнь, не за звания,
Могли запросто душу отдать.

Не найти нам в сердцах светлой ратуши,
Не найти нам и цели в судьбе,
Даже в миг горьких слез милой матушки,
Не поймем, что стоим на огне...

Отредактировано Listebli (2014-02-15 02:18:35)

+3

149

В несколько ином стиле, чем предыдущие:

Гномий рассказ - Самаэль

- Подойди, не стесняйся, присядь,
- Расскажу тебе басню-былину.
- Я - старик, с меня нечего взять,
- И не строй ты упавшую мину.

Рассмеется во всю старый гном,
Когда кружку наполнит напиток.
Он сидел в уголке, за столом,
Все читая потрепанный свиток.

- Это было столетия назад,
- Когда магия правила миром.
- На земле воцарил сущий Ад,
- Наслаждаясь губительным пиром.

- Но по воле верховных Богов,
- Был рожден человек с грозной силой,
- Ему многие шьют шесть голов,
- И одну даже с львиною гривой.

Всем казалось, что шутит старик,
Но глаза его были серьезны.
По лицу от свечи тусклый блик,
Только в голосе грубые грозы.

Он ударил о стол, кулаком,
Чтоб наполнили чашу по-новой.
И в сравнении с ним, за столом,
Не сломает никто бар сосновый.

Опрокинув бокал, вытер ус,
Отпуская на волю довольный
Стон из толстых, морщинистых уст,
Продолжая рассказ свой свободный.

- Он был самым красивым из всех,
- Волос краше багряного неба.
- А его заливной, звонкий смех,
- Был вкуснее домашнего хлеба.

- Но за все приходилось платить,
- Даже тем, кто рожден был Богами.
- И ему, в том числе, с этим жить,
- Как по трупам - босыми ногами.

- Его сила - низвергла царей,
- Его дух - в прах сметал города.
- Его ум - был всех прежних острей,
- Его слава - была, как скала -

- Не преступная крепость обмана.
- Почему же обман? Я скажу.
- Когда земли накрыл столб тумана,
- И босыми ногами в снегу,

- Он шагал по останкам солдатов,
- К нему пара навстречу пошла,
- И их поступь, подобно булату,
- Понеслась, судьбы павших верша.

- Он, дойдя до холма, вдруг замрет,
- И глаза его будут раскрыты.
- Лишь тогда он увидит, поймет -
- Все враги и соратники - биты.

- И на них оба коршуна мчат,
- Обогнать все стараясь друг друга.
- И смеясь, они благодарят,
- Будто в этом его вся заслуга.

- Ведь он был - полководец, Война,
- Как его некогда называли.
- Но, на деле он - глупость Творца,
- Что своих же солдат убивали.

- И тогда, опустив руки вниз,
- Его ноги согнутся в коленях,
- Опадут в снег и вязкую слизь,
- Что когда-та была в чужих венах.

Старик снова посмотрит наверх,
А потом, обратившись к трактиру,
Он получит опять, больше всех,
Красным носом дополнив картину.

- Но, в тот миг, когда он опустел,
- И хотел уже было сдаваться.
- К нему Ангел на землю слетел,
- Чтоб помочь ему снова подняться.

- И казалось, все было бы так,
- Если б тело погибшего - пало.
- Но оно, как зло, в хриплый такт,
- Грязный демона глас щебетало.

- Пара коршунов - пара жнецов,
- С тем же смехом покинули поле.
- Не оставив ни капли из слов,
- Чтоб помочь ему в нынешней доле.

- Но вот Ангел, промолвит слова,
- Вознося его имя до Бога.
- Когда демон, кривые рога,
- Чуть не сломит от данного слога.

- И зайдет новый бой, на молве,
- Между райским и адским отродьем,
- Предлагая ложь с правдой в мольбе,
- И вещая ужасным зловонием...

- "Прекратите, заткнитесь, вы, все!"
- Вдруг воскликнет он, вновь поднимаясь.
- "Убирайтесь ка прочь, к той звезде!"
- "Я уже осознал, кем являюсь.".

- "Пусть услышат меня все моря",
- "Пусть трепещут от ужаса храмы"
- "Я приду, словно утра заря"
- "Неся только смертельные раны".

- "И пусть каждый теперь, с этих дней",
- "Наливает в бокал красный эль"
- "Я пойду по дороге костей",
- "Ведь теперь меня звать - Самаэль!".

И на этом старик замолчал,
Когда слушатель пал уже рожей
На поверхность стола и мычал,
Точно также, когда дед был моложе.

Улыбнувшись трактирщику, вновь,
Он тихонько пойдет через зал.
Скрипнет дверь, отворяя засов,
Когда гном покидал этот бар.

Про него же потом голосили,
Но никто не сказал злобных слов.
Много мифов и басен ходили,
А он канул во тьму - был таков.

+2

150

Винить уже поздно кого-то,
Ему не поможет ваш спор,
Он просто ушёл когда-то,
И дверь назад не нашёл.

Он больше не слышит шума,
И пошлых шуток друзей,
Вечернего страстного стона,
И музыку майских ночей.

И в старых парках дороги,
Покроются белым ковром,
Люди чёрными массами,
Спрячутся под капюшон.

Весна, потом лето и осень,
Жизнь своим чередом,
Лишь памятник старого друга,
Напомнит мне обо всём.

Отредактировано Мишель Фернандес (2014-02-16 15:35:40)

0

151

Вагон в ряд набитый уставшими спинами,
Агонии дня забыты, снами стали они на миг.
Он стоял, один из них, на стену повален,
Пустой взгляд в даль давит и чувства сдавали.
"Сознание тает" - сказал даме, что рядом просто
Стояла, а вокруг неё словно маленький остров –
Свой мир, без сонных лиц и вечерней злости.
Его течением сносит, а она читает очередной лист
Книги, в ней два человека обнимаются на обложке.
"Осторожней, не спугни" И он смотрел настороженно,
Читая вслед страницы, и казалось словно это дневник
Сольный, не для него. Медленно приходит чувство вины,
Как-то грустно, но перевёрнута страница и взгляд снова блестит.

Он выходил, мысленно оставаясь с ней в вагоне,
Читая книгу яркую, а наша жизнь на снег походит –
Столь же блекла, и медленно тает без симптомов,
Нет лекарств, если тебя душат кольца питона.
Пока люди прячутся в зашторенных комнатах
Время пролетает мимо, и смотреть на это больно так.
Но у каждого есть этот маленький, полный жизни остров,
Возвращать который как правило слишком поздно...

0

152

Путь темного Феникса.
-Пути темноты пред взором моим.
Не вижу пути что к свету ведут.
Где то лишь кровь, а где то вода.
Люди как образы прямо у стен.
Кто то умрет а кто то пойдет.
Громкие звуки меня отгонят.
Светлые мысли меня совратят.
Ломая все жизни не сломать мне свою.
В душе моей мрак а в груди пламя грез.
Таков мой удел знать про тени миров.
Тьма поразит все живое в пути.
Огонь защитить обжигая всю плоть.
За спиной моей феникс раскрылся в полет.
Впереди лишь пути, позади уже прах.
Но феникс восстанет прогоняя весь мрак.
И в боли своей воссоздаст все миры.
Из праха поднимутся новые люди.
Сильнее, стройнее, смелей и умней.
Камень восстанет в высокие замки.
Таков весь мой путь, и обязан погибнуть.
Без страха. С улыбкой восстану из тлена.
И всех подниму. Кто осмелился пасть.
Весь мир зацветет. А огонь испытание.
Вся тьма лишь секрет. А я лишь адепт.

0

153

Наши стихи

Дыши.

Все уходят от меня в пустоту,
Но, а я бегу по шаткому мосту,
И кричу: «Постойте, как же я?» -
А в ответ немая тишина…

Все уходят от меня, а я жду,
И мосты трухлявые не жгу.
Верю, что придут…

А в душе бездонная дыра,
Поглотила мысли тишина.
Зверь скребется больно изнутри,
Шепчет мне на ухо: «Отвори…»

Я смотрю в окно своей души,
И шепчу сама себе: «Дыши…» -
Никто не придет.

Я замкнусь на тысячу замков,
Пред собою вырою я ров,
И в высокой башне спрячусь я,
Попрошу я, «Фасфера», стеречь меня.

Не ломитесь в двери, я прошу,
Все равно вас в душу не пущу,
Нет вам места там…

Бобрышева Светлана ©

0

154

Мое забвение.

Мне кажется, что я погиб.
Последний миг,
Последний вздох
Отныне и навеки я оглох...
Оглох к твоим словам,
оглох от бесконечных драм.
И больше не тянусь к родным губам,
К теплым ладоням и нежным глазам.
Я улетаю в пустоту,
Где никогда не вспомню красоту,
Что каждый миг к себе манила.
Та, что меня приговорила.
Последний вздох,
Последний миг -
Наружу рвется дикий крик,
Что будет переполнен моей болью,
Моей любовью, кровью.
Он вырвется не из груди, из сердца..
Хотя, казалось бы, закрыта была дверца.
И вот, мой первый шаг за край -
В забвении ищу свой рай.
Последний вздох,
Последний миг.
Одна секунда. Все. Погиб.
Наши стихи

Мой верный друг со мной...

Мой верный друг со мной и снова мы в дороге,
Мы быстро мчимся в никуда
И кто-то там опять за нас в тревоге.
Я становлюсь спокойнее, слушая твой рокот
И кайф мне в шлеме,
Не слыша людской хохот.
Ты набираешь обороты -
Я не отпускаю газ,
Вдвоем проходим повороты -
Все сторонятся нас....
Наши стихи

Моему убийце.

Ты распорол мою грудную клетку
Ты так же как и я холодным стал.
Пытаясь приструнить кокетку,
Уже залез на пьедестал.
Ведь я тогда держалась верности и чести,
И правила свои чтила.
Какое оправдание тебе, мальчишка?
Сними корону, посмотри в глаза!
Ты слишком горд, глупышка
Послушай и пойми мои слова!
Я так устала извиняться
Скрывать всю боль, тоску, печаль
И в голову твою стучаться -
Тебе меня совсем не жаль!
И что теперь? Любить тебя?
Уничтожая нервы и не замечая крах?
Я все это давно умею, а я тобой болею.
И слышу голос только твой, и чувствую твой запах.
Я не просила вроде как меня забыть,
А только глупость молодых.
И не просила розы мне дарить,
Хотя теперь я, кажется, тону в них.
Было желание убить
Твоих подруг сердечных.
Однако, легче сердце приструнить
Скитаясь по ларькам аптечным.
Зато ты знай, навечно в памяти моей тот поцелуй,
Те темные глаза, с задоринкой, с запалом..
..Эх.... Отныне торжествуй
Все не закончится скандалом!
Я тихо соберусь и выйду,
Со "станции" твоей сойду
И тщательно почистив душу,
Оставив чувства - я умру.
Наши стихи

Отредактировано Катрин (2014-12-05 00:52:51)

0

155

Умнички, девочки  Наши стихи

0

156

Наши стихи

Непокорная невеста

Непокорная невеста гордой поступью идет,
А жених с глазами бездны у венца стоит и ждет.
Она хочет раствориться, убежать и скрыться с глаз,
«Никогда не покорится!» - повторит в сто первый раз.

Непокорная девчонка с дикой искоркой в глазах,
А душа ее под кожей заливается в слезах.
Ненавидит! Ненавидит! И его и грешный мир!
Не полюбит! Не полюбит! Он ей враг, и он – вампир.

Граф Дэтриль. Да, он сам Дьявол! Инквизиции в костер!
Как упрям и как коварен! Как играет он перстнем!
Нет, не сломится! Не сдастся! Лучше смерть! Притом его…
На соблазны не поддастся! В бездну Дьявола сего!

Вот алтарь и вот священник в черной мантии стоит,
И дрожат ее колени, и жених взглядом сверлит.
Как же страшно. Заикаясь и не в силах «нет» сказать,
«Да» случайное сорвалось... Ах, не надо целовать!

Поздно… Кругом голова. И покорное смиренье…

Бобрышева Светлана ©

+1

157

Наши стихи

Мой нежный враг

Все это ложь, и в этом нет сомненья,
Твоя игра в «любовь» во имя мира рас.
Какое ты прочтешь стихотворенье,
Мой милый граф, на этот раз?

Красива роза, но она с шипами,
Что колют пальцы больно до крови.
Ты не кидайся льстивыми словами,
И сам себе хотя бы ты не лги.

Ты не дари мне призрачной надежды,
Не говори, о мире древних рас.
И не касайся ты моей одежды,
И не топи на дне красивых глаз…

Мой нежный враг, боюсь в тебя влюбиться,
Потом корить себя за это в сотый раз.
Моя свободная душа не покорится,
И не поверю я хитросплетеньям фраз…

Все это ложь, пропитанная медом,
Но в бочке меда – ложка дегтя должна быть.
Я опою тебя дурманным ядом,
И ты не сможешь обо мне забыть.

Потом сбегу в заснеженные горы,
Там где меня тебе не отыскать.
Сейчас в мой адрес полетят укоры?
Ну, что же можешь все сейчас сказать…

Шофранка ©

0

158

Звідусіль обступає вода,
Не закінчить нового сонету...
Я певний, зуміє вона
Знайти когось для дуету.

Прощавай, моя люба мала!..
На тім світі є місце поету
Чи то Пекло, чи то Небеса,
Я рушаю наступним куплетом!

баловство да и только

0

159

Написано под эту мелодию (не ассоциация к клипу)

Замужем за иллюзией

Иллюзия мира настолько хрупка,
Лишь только коснется незримо рука,
И рухнет картинка…

Хрустальные души разбиты совсем,
И больше не склеить их души ничем,
Конец поединка…

И нет победителей в этой войне,
И будут грустить их сердца в тишине,
Но встречи не будет…

И явится тот, кто заменит его,
Манерой, походкой, но в глазах – ничего,
Она не забудет…

Тот вечер, вино, разговоры вдвоем,
Стихи и улыбку, мечты о своем,
Которым не сбыться…

Он утром исчез, словно тьма отступив,
И грустной улыбкой ее одарив,
Посмел раствориться…

Шофранка ©

0


Вы здесь » Оборотни против Вампиров » Наше творчество » Наши стихи